Онлайн консультация юриста по законодательству РФ

Задать вопрос

Это бесплатно! Вы получите ответ в среднем за 3 часа!
Узнать больше о Законуме

Есть вопросы по законодательству Республики Беларусь? Добро пожаловать на PravoBy.com




Вход в кабинет для юристов:
Логин:Пароль:
Регистрация для юристов | Забыл пароль

Консультация  Поиск  Специалисты  Статьи  Справочник 
   93 пользователя на сайте
 Всего вопросов: 200522
 Всего ответов: 226218
 
Административное право
Бухгалтерский учет
Военное законодательство
Гарантии, льготы, компенсации
Гражданское право
Гражданство, регистрация иностранцев
Жилищное право и недвижимость
Защита прав потребителей
Земельное и аграрное право
Интеллектуальная собственность
Коммерческая деятельность
Международное право
Налоговое право
Наследственное право
Права человека
Прочее
Семейное право
Страхование
Суд и арбитраж
Таможенное право, ВЭД
Трудовое право
Уголовное право
Финансовое право
Ценные бумаги










Облако тэгов:
армия оформление документов сроки ребенок долг права кредит налог выселение пособие беременность ип раздел гражданство льготы наследство квартира лицензия декретный отпуск отпуск брак недвижимость суд право жилье регистрация продажа отработка имущество молодой специалист строительство налоги молодая семья компенсация распределение увольнение амнистия приватизация контракт раздел имущества оформление аренда работа общежитие иск оплата развод договор документы очередь зарплата алименты прописка льготный кредит











Публикации:

 Задать вопрос Введите номер вопроса:  
 

Основания освобождения от гражданско-правовой ответственности

Важное место в системе гражданского права Республики Беларусь занимают нормы, регулирующие вопросы ответственности участников гражданского оборота. Данный институт и история его развития на протяжении многих лет, как и в настоящее время, являются объектом многих теоретических исследований и споров.

Поскольку привлечение к ответственности различных субъектов гражданско-правовых отношений - достаточно серьезная проблема в процессе осуществления ими своей деятельности, актуальным представляется осветить и проблему освобождения от ответственности, тем более что данной теме в последние годы уделяется крайне мало внимания. Можно встретить много публикаций о привлечении к различным видам ответственности, значительно меньше - об освобождении от уголовной и административной ответственности. А вот об освобождении от ответственности гражданско-правовой практически нет никаких исследований.

Целью настоящей статьи является обзорное ознакомление читателя с наиболее часто встречающимися основаниями для освобождения от гражданско-правовой ответственности.

Но начнем также с оснований для привлечения к ответственности, которые могут указать путь для освобождения от ответственности.

В широком смысле слова основанием для привлечения субъекта гражданских правоотношений к гражданско-правовой ответственности является состав гражданского правонарушения, ущемляющего имущественные, личные неимущественные и иные права, законные интересы других субъектов этих же правоотношений.

Однако вопрос об основании гражданско-правовой ответственности следует рассматривать и в узком смысле, а именно в виде определенных элементов состава правонарушения, при совокупном наличии которых привлечение упомянутого субъекта к гражданско-правовой ответственности становится возможным.

В юридической литературе известно мнение, что элементы состава гражданского правонарушения, являющиеся наиболее общими признаками, характеризующими то или иное правонарушение с объективной и субъективной сторон, должны представлять собой:
1) противоправность поведения;
2) наличие ущерба (убытков);
3) причинную связь между противоправным поведением и ущербом (убытками);
4) вину правонарушителя.

В большинстве случаев для привлечения правонарушителя к основной форме гражданско-правовой ответственности - возмещению убытков - необходимо наличие все четырех вышеупомянутых элементов состава правонарушения (в этом случае имеет место его полный состав), однако из этого правила имеются и некоторые исключения. Например, для взыскания с правонарушителя неустойки достаточно лишь двух из элементов, а именно противоправного поведения и вины, а если субъектом ответственности выступает субъект предпринимательской деятельности - лишь факта противоправного поведения <1>.
--------------------------------
<1> Гражданское право: Учебник. В 2 ч. Ч. 1 / Под общ. ред. проф. В.Ф.Чигира. - Мн.: Амалфея, 2000. - 976 с.

 

Вопрос о совокупности оснований для привлечения к гражданско-правовой ответственности и значении каждого из них остается дискуссионным и по сей день. Единое мнение и определенность имеется только в отношении противоправности действий субъекта гражданских правоотношений при решении вопроса о привлечении его к гражданско-правовой ответственности. Именно это основание ответственности, на наш взгляд, является определяющим.

В Гражданском кодексе Республики Беларусь (далее - ГК) <2> предусмотрены различные формулировки освобождения от ответственности или ограничения ответственности ("не отвечает по обязательствам"; "не несет ответственности"; "освобождается от ответственности, если докажет"; "несет ответственность, если не докажет"; "не вправе требовать"; "несет ответственность, если иное не предусмотрено законодательством или договором", и другие).
--------------------------------
<2> Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 02.08.2006, N 122, 2/1257.

 

Одни из них указывают на безусловное (безальтернативное) нормативное освобождение от гражданско-правовой ответственности определенных субъектов.

Так, участники общества с ограниченной ответственностью не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости внесенных ими вкладов (ст. 86 ГК).

Ассоциация (союз) не отвечает по обязательствам своих членов (ст. 121 ГК).

Унитарное предприятие не несет ответственности по обязательствам собственника его имущества, за исключением случаев, предусмотренных Кодексом (ст. 113 ГК).

Республика Беларусь, ее административно-территориальные единицы не отвечают по обязательствам созданных ими юридических лиц, кроме случаев, предусмотренных законодательными актами. Республика Беларусь не отвечает по обязательствам административно-территориальных единиц.

Административно-территориальные единицы не отвечают по обязательствам друг друга, а также по обязательствам Республики Беларусь (п. 2, 3, 4 ст. 126 ГК).

Кредитор не вправе требовать уплаты неустойки в случаях, если должник не несет ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства (п. 2 ст. 311 ГК).

Другие формулировки содержат определенные условия, при которых может наступить освобождение от гражданско-правовой ответственности. При этом названные условия требуют определенного поведения сторон на различных этапах их взаимоотношений (внимательности при заключении договора, эффективного контроля за его исполнением, активной позиции при рассмотрении спора в суде и т.д.).

Например, арендодатель не отвечает за недостатки сданного в аренду имущества, которые были им оговорены при заключении договора аренды, либо были заранее известны арендатору, либо должны были быть обнаружены арендатором во время осмотра имущества или проверки его исправности при заключении договора или передаче имущества в аренду (п. 2 ст. 583 ГК).

Комиссионер не отвечает перед комитентом за неисполнение третьим лицом сделки, заключенной с ним за счет комитента, кроме случаев, когда комиссионер не проявил необходимой осмотрительности в выборе этого лица либо принял на себя ручательство за исполнение сделки (делькредере) (п. 1 ст. 883 ГК).

Поклажедатель освобождается от ответственности, если заявит хранителю об отказе от его услуг в разумный срок (п. 1 ст. 778 ГК).

Многие нормы ГК связывают наступление гражданско-правовой ответственности или освобождение от нее в зависимости от доказанности или недоказанности определенных обстоятельств. Обязанность доказывания возлагается как на предполагаемого ответчика, так и на других лиц.

Например, продавец или изготовитель товара, исполнитель работы или услуги освобождаются от ответственности в случае, если докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил пользования товаром, результатами работы, услуги или их хранения (ст. 967 ГК).

Подрядчик не несет ответственности за допущенные им без согласия заказчика мелкие отступления от проектно-сметной документации, если докажет, что они не повлияли на качество объекта строительства (п. 2 ст. 709 ГК).

Непривлечение покупателем продавца к участию в деле освобождает продавца от ответственности перед покупателем, если продавец докажет, что, приняв участие в деле, он мог бы предотвратить изъятие проданного товара у покупателя (ст. 432 ГК).

Залогодержатель отвечает за полную или частичную утрату или повреждение переданного ему предмета залога, если не докажет, что может быть освобожден от ответственности в соответствии со ст. 372 ГК. Такие же нормы содержатся в п. 4 ст. 339, ст. 651, п. 2 ст. 700, п. 2 ст. 710, п. 1 ст. 731, ст. 750, п. 1 ст. 791, ст. 905 ГК.

Как указывалось выше, доказывать названные обстоятельства могут и другие лица.

Так, в случае гибели или повреждения арендованного транспортного средства арендатор обязан возместить арендодателю причиненные убытки, если последний докажет, что гибель или повреждение транспортного средства произошли по обстоятельствам, за которые арендатор отвечает в соответствии с законодательством или договором аренды (ст. 610 ГК).

Обстоятельства, служащие основанием для освобождения от гражданско-правовой ответственности, можно классифицировать по различным критериям.

В частности, в зависимости от характера отношений между спорящими сторонами эти основания подразделяются на две большие группы:
а) основания освобождения от гражданско-правовой ответственности в договорных отношениях;
б) основания освобождения от гражданско-правовой ответственности во внедоговорных отношениях.

В отношении последних можно утверждать, что они могут быть предусмотрены только законодательством.

Приоритет законодательного (нормативного) регулирования оснований освобождения от гражданско-правовой ответственности отдается и по первой группе. Это прямо предусмотрено в ГК: "По отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законодательством может быть ограничено право на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность)" (п. 1 ст. 371 ГК).

Что же касается так называемых договорных оснований освобождения от гражданско-правовой ответственности, то им, на первый взгляд, следовало бы отдать предпочтение, исходя из принципа свободы договора и автономии воли сторон, которые дают сторонам возможность ограничить или вообще исключить ответственность за неисполнение договора, кроме случаев умышленного его неисполнения. Тем более что и в ГК имеются нормы, отсылающие к договору при решении вопроса об ответственности.

Так, в п. 2 ст. 641 ГК установлено: "Если иное не предусмотрено договором финансовой аренды, арендодатель не отвечает перед арендатором за выполнение продавцом (поставщиком) требований, вытекающих из договора купли-продажи (поставки), кроме случаев, когда ответственность за выбор продавца (поставщика) лежит на арендодателе".

Поклажедатель, не передавший вещь на хранение в предусмотренный договором срок, несет ответственность перед хранителем за убытки, причиненные в связи с несостоявшимся хранением, если иное не предусмотрено законодательством или договором хранения (п. 1 ст. 778 ГК).

Однако автономия воли сторон не безгранична. "Она скована императивными нормами, которые призваны охранять, как правило, более слабую сторону в договоре от злоупотреблений другой стороны, а также обеспечивать соблюдение публичного правового порядка, добросовестность и стабильность гражданского оборота. Следовательно, ограничение автономии воли сторон связано с тем, что свобода одного лица не должна нарушать свободу других лиц" <3>.
--------------------------------
<3> Дзюба И.А. Пределы возможностей сторон по установлению в договоре условий об ограничении и освобождении от ответственности // Право и экономика, 2003, N 8.

 

Поэтому в ГК включены определенные ограничения о заключении сторонами договора некоторых соглашений, которые определяют пределы установления договорных условий об ограничении и освобождении от гражданско-правовой ответственности.

Так, в соответствии с п. 4 ст. 372 ГК заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно.

Эта норма означает законодательный запрет на соглашения, которые:
1) заключаются до наступления нарушения;
2) предусматривают полное или частичное освобождение от ответственности за умышленное нарушение обязательства. Но договором между сторонами может быть установлена более высокая ответственность по сравнению с пределами ответственности, установленными законодательством.

Имеются и другие ограничения. В соответствии с п. 2 ст. 431 ГК соглашение сторон об освобождении продавца от ответственности или о ее ограничении в случае истребования приобретенного имущества у покупателя третьими лицами недействительно.

Соглашения перевозчиков с пассажирами и грузовладельцами об ограничении или устранении установленной законодательством ответственности недействительны, за исключением случаев, когда возможность таких соглашений при перевозках груза предусмотрена законодательством (п. 2 ст. 747 ГК).

Рассмотрим возможные пределы установления (ограничения) в договоре гражданско-правовой ответственности.

Во-первых, анализируя возможности сторон на ограничение своей ответственности в договоре, следует обратить внимание на п. 1 ст. 14 ГК, который предусматривает право сторон на закрепление в договоре условия о возмещении убытков в ином (значит, меньшем) размере по сравнению с причиненными.

Возможность ограничения ответственности по обязательствам предусмотрена также ст. 366 (в отношении банковских процентов и убытков) и ст. 371 ГК (в части убытков).

Во-вторых, из смысла п. 2 ст. 313 ГК следует, что стороны вправе уменьшать размеры неустойки, установленной законодательством. "Законная неустойка подлежит обязательному применению, если предусмотрена императивной нормой. Если же правила о ней содержатся в диспозитивной норме, то она также подлежит обязательному применению, но размер ее, если законодательством это не запрещено, может быть изменен соглашением сторон" <4>.
--------------------------------
<4> Комментарий к Гражданскому кодексу Республики Беларусь в трех томах (постатейный). Руководитель авторского коллектива и ответственный редактор доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист БССР В.Ф.Чигир; коллектив авторов. В 3 т. - Минск, 2003. Т. 1. С. 620.

 

Кстати, следует заметить, что Гражданский кодекс Российской Федерации предусматривает возможность сторон только увеличить размер законной неустойки, если этого не запрещает закон (п. 2 ст. 332 ГК РФ) <5>.
--------------------------------
<5> Собрание законодательства РФ, 05.12.1994, N 32, ст. 3301.

 

Кроме указанных случаев, в ст. 365 ГК также установлено, что законодательством или договором могут быть предусмотрены случаи, когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков, когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки, когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки (п. 1).

Таким образом, установление исключительной неустойки влияет на ограничение ответственности, поскольку оно препятствует возмещению убытков.

В-третьих, ГК (ст. 366) называет еще одну форму ответственности за нарушение денежного обязательства - взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами. ГК урегулировал вопрос о зачетном характере процентов по отношению к убыткам, однако в нем не решен вопрос о соотношении процентов и неустойки.

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что можно взыскивать и неустойку, и проценты за пользование чужими денежными средствами (кроме применения штрафной неустойки). Такой подход закреплен в постановлении Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь <6>. В п. 6, 7 названного постановления указывается, что в денежных обязательствах, возникших из договоров, предусматривающих, в частности, обязанность должника произвести оплату товаров, работ или услуг либо уплатить полученные на условиях возврата денежные средства на просроченную уплатой сумму, подлежат начислению проценты на основании статьи 366 ГК.
--------------------------------
<6> О некоторых вопросах применения норм Гражданского кодекса Республики Беларусь об ответственности за пользование чужими денежными средствами: постановление Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 21.01.2004 N 1 (ред. от 06.04.2005)// Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 11.02.2004, N 22, 6/394.

 

Наряду с этим законодательством или договором может быть предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пеню) за просрочку исполнения денежного обязательства.

При разрешении вопроса об уменьшении неустойки в соответствии со статьей 314 ГК хозяйственный суд может учитывать взыскиваемые проценты за пользование чужими денежными средствами, которые компенсируют в определенной части последствия, вызванные нарушением денежного обязательства должником.

При возложении ответственности за неисполнение денежного обязательства по статье 366 ГК хозяйственные суды должны учитывать основания освобождения от ответственности, предусмотренные пунктами 1 и 3 статьи 372 ГК.

ГК (ст. 366) устанавливает, что размер процентов определяется учетной ставкой Национального банка Республики Беларусь на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части, за исключением взыскания долга в судебном порядке, когда суд удовлетворяет требования кредитора, исходя из учетной ставки Национального банка Республики Беларусь на день вынесения решения.

Однако ГК не запрещает сторонам договора включить в него условия о понижении учетной ставки банковского процента по сравнению с предусмотренной ст. 366 ГК. Такая договоренность также является примером ограничения ответственности стороны по договору.

Надо подчеркнуть, что возможные пределы ограничения договорной ответственности установлены не только ГК, но и иными законодательными актами.

Возникает также вопрос: могут ли стороны своим соглашением в договоре полностью исключить свою ответственность за нарушение обязательства по основаниям, не предусмотренным законодательством?

В силу п. 1 ст. 372 ГК лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законодательством или договором предусмотрены иные основания ответственности. В соответствии с п. 3 ст. 372 ГК, если иное не предусмотрено законодательством или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Отсюда следует вывод, что законодательством предусмотрены такие основания освобождения от гражданско-правовой ответственности, как отсутствие какого-либо обязательного условия применения этой ответственности и непреодолимая сила.

Как уже указывалось выше, ст. 14 ГК устанавливает, что договором может быть предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Но данная норма ГК не предоставляет возможности сторонам заключить соглашение об отказе стороны от возмещения причиненных убытков. Исключением можно назвать только соглашение, когда условиями договора предусмотрено взыскание исключительной неустойки, что делает невозможным взыскание убытков.

С другой стороны, п. 4 ст. 372 ГК указывает, что заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно.

При таких обстоятельствах возникает вопрос: как согласуется п. 4 ст. 372 ГК с другими положениями, в частности предусмотренными п. 1 ст. 14, п. 1 ст. 364, п. 1 ст. 371?

Внимательный анализ перечисленных норм ГК позволяет сделать вывод, что не только обстоятельства непреодолимой силы могут быть признаны основаниями освобождения от ответственности. Этот вывод не противоречит законодательству, поскольку п. 3 ст. 372 ГК, называя непреодолимую силу единственным основанием для освобождения от ответственности при осуществлении предпринимательской деятельности, вместе с тем указывает: "если иное не предусмотрено законодательством или договором".

В научной литературе широко распространено суждение о целесообразности классификации гражданско-правовой ответственности, а значит, и освобождения от нее, по иным критериям: при наличии или отсутствии вины и на началах риска <7>.
--------------------------------
<7> Гражданское право. Часть I. Учебник / Под ред. Ю.К.Толстого, А.П.Сергеева. - М.: ТЕИС, 1996. - 552 с.

 

Примеры "рисковых" оснований освобождения от гражданско-правовой ответственности приведены выше.

В отношении же вины следует остановиться подробнее.

Ответственность по гражданскому праву по общему правилу строится на началах вины. Думается, что это обусловлено как моральными, так и сугубо практическими аспектами хозяйственной деятельности субъектов гражданского оборота, т.к. в противном случае каждый из участников гражданско-правовых отношений оказался бы перед серьезным выбором, следует ли ему вступать на данном этапе в те или иные отношения с иными участниками гражданского оборота. Ведь существует вероятность понести ответственность, порой способную причинить существенный урон имущественному благосостоянию того или иного лица, исключительно из-за отсутствия истинно профессиональных познаний и навыков в той или иной сфере деятельности. По этой причине п. 1 ст. 372 ГК установлено, что "лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законодательством или договором предусмотрены иные основания ответственности". Следовательно, при отсутствии вины по общему правилу лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, не может быть привлечено к ответственности.

Имеются и другие нормы ГК, прямо указывающие на ответственность только при наличии вины.

Так, производитель сельскохозяйственной продукции, не исполнивший либо ненадлежащим образом исполнивший обязательство, несет ответственность при наличии его вины (ст. 509 ГК).

Если в результате регулирования режима потребления энергии, осуществленного на основании законодательства, допущен перерыв в подаче энергии абоненту, энергоснабжающая организация несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств при наличии ее вины (ст. 518 ГК).

За утрату, недостачу или повреждение принятых на хранение вещей после того, как наступила обязанность поклажедателя взять эти вещи обратно (пункт 1 статьи 789), хранитель отвечает лишь при наличии с его стороны умысла или грубой неосторожности (п. 2 ст. 791 ГК).

Вина в гражданском праве, как видно из ст. 372 и других норм ГК, может выступать в форме умысла и неосторожности. Неосторожность же, в свою очередь, может проявляться в виде простой и грубой неосторожности. Эти виды неосторожности различаются между собой лишь в субъективном отношении и могут служить основанием для смягчения или, наоборот, отягчения ответственности правонарушителя. Однако чрезвычайно важно помнить о том, что, как совершенно справедливо отмечает профессор Н.Д.Егоров, "на современном уровне развития общества мы не можем при решении вопроса об ответственности непосредственно исследовать психические процессы, происходившие в сознании человека в момент правонарушения. Судить об этих внутренних процессах можно только по поведению человека, в котором они находят свое внешнее выражение" <8>.
--------------------------------
<8> Гражданское право. Часть I. Учебник / Под ред. Ю.К.Толстого, А.П.Сергеева. - М.: ТЕИС, 1996. 552 с.

 

В цивилистической литературе умышленная вина определяется как намеренные действия либо бездействие должника с целью неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства либо создания условий для невозможности его исполнения <9>.
--------------------------------
<9> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга 1. М., 2001. С. 758.

 

Вина в форме неосторожности присутствует тогда, когда должник при исполнении обязательства не проявляет ту степень заботливости и осмотрительности, какая требовалась от него по характеру обязательства и условиям оборота, в результате чего он не принял все надлежащие меры для исполнения обязательства. Вину в форме грубой неосторожности на практике сложно отличить от умышленной вины <10>.
--------------------------------
<10> Там же.

 

При разграничении грубой и простой неосторожности выдвинуто два разных критерия. Грубая неосторожность имеет место в случаях, когда нарушение договора могло предвидеть и предотвратить любое лицо (каждый человек). При простой неосторожности предвидеть и предотвратить нарушение договора мог должник с учетом его опыта, знаний и профессиональной подготовки. Таким образом, для квалификации грубой неосторожности применяется объективный масштаб (поведение обычного человека), а для простой - субъективный момент (поведение конкретного должника в зависимости от его возможностей) <11>.
--------------------------------
<11> Советское гражданское право / Под ред. Садикова О.Н. - М., 1983. С. 193.

 

Исходя из изложенного, российскими авторами <12> обоснованно делается вывод, что для юридического лица применение субъективного критерия действительно являлось бы неоправданным, поскольку личные знания и опыт для конструкции юридического лица не должны иметь никакого значения. Поэтому к ним должен применяться объективный критерий. Применительно к договорной ответственности объективный критерий не делает никаких исключений для лиц, проявивших неспособность в силу личных качеств должным образом исполнить обязательство. Вина юридического лица не имеет форм в виде умысла или неосторожности. Она проявляется в небрежности, недобросовестности, повлекших упущения в работе юридического лица, в результате чего в его деятельности обнаруживается отклонение от принятого критерия, что влечет отрицательные имущественные последствия <13>.
--------------------------------
<12> Дзюба И.А. Пределы возможностей сторон по установлению в договоре условий об ограничении и освобождении от ответственности // Право и экономика, 2003, N 8.
<13> Плотников В.А. Неосторожность как форма вины в гражданском праве. М., 1993. С. 71.

 

Поэтому надо согласиться, что юридическое лицо, недобросовестно поступающее по отношению к своему контрагенту, действует виновно.

Законодательством же предусмотрены, как уже указывалось, основания освобождения от гражданско-правовой ответственности.

Очевидным примером правового закрепления возможности полного освобождения должника от ответственности за вред, причиненный в результате виновного поведения кредитора, является норма ч. 3 ст. 35 Закона Республики Беларусь "О почтовой связи". Согласно этой норме "операторы почтовой связи не несут ответственности за утрату, порчу, недоставку или задержку доставки почтовых отправлений, денежных средств, печатных средств массовой информации, если таковые произошли вследствие ... свойства вложения почтового отправления" <14>. Иными словами, если лицо вступает с учреждением почтовой связи в договорные отношения по доставке почтового отправления и при этом помещает в данное почтовое отправление предметы, ограниченные и (или) запрещенные к перемещению посредством почтовой связи (взрывчатые, ядовитые вещества и т.п.), в результате чего почтовое отправление было испорчено или уничтожено, то в таком случае за ущерб, причиненный почтовому отправлению, учреждение почтовой связи ответственности нести не будет.
--------------------------------
<14> О почтовой связи: Закон Республики Беларусь от 15.12.2003 N 258-З // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 12.01.2004, N 2, 2/1007.

 

Одним из самых распространенных на практике обстоятельств, освобождающих субъектов гражданского оборота от гражданско-правовой ответственности, является так называемый случай, а именно обстоятельства, при которых лицо приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям гражданского оборота (ч. 2 п. 1 ст. 372 ГК).

При исследовании правовых аспектов такого явления, как случай, необходимо учитывать некоторые его особенности. Во-первых, случай - это обстоятельство, свидетельствующее об отсутствии вины определенного субъекта гражданско-правовых отношений, а не отсутствие чьей-либо вины как таковой. Ибо если чья-либо вина отсутствует вовсе, то целесообразнее будет вести речь о таком явлении, как непреодолимая сила (стихийные бедствия и пр.). Во-вторых, случай всегда непредвидим. Однако в отличие от непреодолимой силы, случай характеризуется таким признаком, как субъективная предотвратимость. Это означает, что если бы у конкретного участника гражданского оборота была бы возможность знать о вероятности наступления негативного результата действия того или иного фактора, то причиненный фактически вред мог бы быть предотвращен.

Что касается такого основания освобождения от гражданско-правовой ответственности, как непреодолимая сила, то, в частности, ГК в п. 3 ст. 372 определяет это понятие как чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства. Следовательно, исходя из названной нормы, характеризуя обстоятельства непреодолимой силы, можно выделить в данном явлении два основополагающих признака: чрезвычайность и непредотвратимость. Представляется целесообразным охарактеризовать каждый из этих признаков более подробно.

Рассмотрим такой признак непреодолимой силы, как чрезвычайность. Прежде всего, нужно отметить, что само понятие "чрезвычайность" в отношении обстоятельств непреодолимой силы является несколько неоднозначным. Подтверждением тому является наличие различных взглядов на этот вопрос и в юридической литературе. В частности, А.Кравцов полагает, что непреодолимой силой могут признаваться лишь такие события, чрезвычайность которых состоит в необычайно большой мощи их проявления, - стихийные явления <15>. Однако совершенно очевидно, что нельзя признать такой взгляд исчерпывающим по той причине, что, как отмечает И.М.Липень, "во-первых, к явлениям непреодолимой силы относятся не только стихийные явления, а во-вторых, понятие "стихийные явления" не более определенно, чем "чрезвычайность" <16>. Существует и несколько иная точка зрения на понятие чрезвычайности непреодолимой силы, согласно которой чрезвычайность непреодолимой силы состоит в ее непредвидимости. Однако и данное мнение, на наш взгляд, является справедливым лишь с одной стороны. Действительно, если существует реальная возможность предвидеть какое-либо явление, а также то обстоятельство, что данное явление способно с определенной степенью вероятности поставить под угрозу исполнение (надлежащее исполнение) обязательства, то о чрезвычайности данного явления не может быть и речи. Однако нельзя не обратить внимание и на тот факт, что в определенных случаях обстоятельства, которые и теоретически, и на практике признаются непреодолимой силой, могут быть предвидимы. Например, морской шторм необычайно большой силы, способный нанести значительный ущерб грузу, транспортируемому судном по договору поставки, может быть признан обстоятельством непреодолимой силы даже в том случае, если экипаж судна, уже находясь в море, был оповещен о приближении шторма, так как в данных условиях предотвратить разрушающее действие данного явления всеми доступными средствами невозможно.
--------------------------------
<15> Кравцов А. Понятие непреодолимой силы // Советская юстиция. 1966. С. 18.
<16> Липень И.М. Непреодолимая сила как обстоятельство, исключающее ответственность лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность. // Промышленно-торговое право, N 4, 2003.

 

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что нецелесообразно рассматривать чрезвычайность непреодолимой силы в отдельности от второго основного ее признака - непредотвратимости. Собственно говоря, чрезвычайность обстоятельств непреодолимой силы можно рассматривать в качестве своего рода предпосылки их непредотвратимости. В подтверждение тому служит тот факт, что и суд на практике для выяснения обстоятельств непреодолимой силы перед исследованием вопроса о непредотвратимости того или иного события в первую очередь решает вопрос о его чрезвычайности.

Действительно, сам термин "непреодолимая сила" подразумевает невозможность или крайнюю затруднительность преодоления данных обстоятельств, предотвращения того вреда, который данные обстоятельства способны причинить.

Очевидно, что в целях обеспечения эффективности гражданского оборота, а также в целях защиты своих собственных интересов каждая из сторон обязательства должна предпринимать все доступные меры для его надлежащего исполнения. Однако в действительности в силу действия тех или иных факторов это не всегда представляется возможным. Рассматривая вопрос о непреодолимой силе, можно сказать, что должнику надлежит всеми возможными мерами препятствовать действию непреодолимой силы для надлежащего исполнения своего обязательства перед кредитором. Данное обстоятельство имеет большое практическое значение, ибо в противном случае правонарушитель не имеет права ссылаться на обстоятельства непреодолимой силы, так как вопрос об их непредотвратимости остается невыясненным. Более того, на должника, проявившего виновное бездействие, возлагается ответственность за нарушение договорного обязательства.

Однако на практике однозначно решить вопрос о непредотвратимости того или иного явления отнюдь не просто. Потому и среди ученых-юристов нет единого, общепринятого мнения касательно непредотвратимости непреодолимой силы и критериев ее определения.

В частности, Венедиктов А.В., с одной стороны, говорит о непредотвратимости обстоятельств для конкретного причинителя вреда с учетом имеющихся именно у него возможностей <17>. Однако данный критерий не может быть признан исчерпывающим по той простой причине, что крайне большую сложность представляет поиск того единого эталона поведения при исполнении обязательств, с которым можно было бы сравнить поведение конкретного правонарушителя в конкретных условиях. Следовательно, при рассмотрении споров в суде неизбежно возникали бы ситуации, когда уважительной причиной неисполнения (ненадлежащего исполнения) обязательства должником при наличии определенных чрезвычайных обстоятельств могли бы признаваться личная неспособность должника и даже простое отсутствие определенных навыков, что, в свою очередь, совершенно неприемлемо.
--------------------------------
<17> Венедиктов А.В. Договорная дисциплина в промышленности. Л., 1935. С. 178.

 

С другой стороны, по мнению таких ученых как, например, Агарков М.М., явление будет относиться к непреодолимой силе, если оно непредотвратимо не только для данного лица, но и для любого другого исходя не из возможностей правонарушителя, а с учетом уровня науки и техники всего общества в целом <18>. И с этим мнением, на наш взгляд, нельзя согласиться однозначно. Безусловно, вопрос о соответствии действий правонарушителя по предотвращению ущерба уровню развития науки и техники имеет весьма большое практическое значение. Однако если в теории признавать непреодолимой силой лишь явления, непредотвратимые для всего общества в целом, то на практике весьма сложно будет найти такое чрезвычайное обстоятельство, которое полностью отвечало бы вышеназванным критериям оценки.
--------------------------------
<18> Агарков М.М. К вопросу о договорной ответственности // Вопросы советского гражданского права. М., изд-во АН СССР. 1945. С. 122.

 

С учетом сказанного представляется, что наиболее правильным было бы рассмотреть вопрос о непредотвратимости непреодолимой силы, исходя из легального определения вины, содержащегося в п. 1 ст. 372 ГК. Руководствуясь данным определением, можно сделать вывод, что в вину правонарушителю ставится не то, что он не принял мер к исполнению договора, которые были доступны ему по его индивидуальным качествам (навыкам, опыту и пр.), а то, что он не принял мер, которые должен был принять, чтобы надлежащее исполнение договора стало объективно возможным. Иными словами, для того чтобы доказать, что в данном конкретном случае имело место невиновное причинение вреда, правонарушителю недостаточно будет доказать, что он предпринял все меры по предотвращению этого вреда, которыми он обладал в силу своих личных способностей и умений. Чтобы освободиться от ответственности, он должен будет доказать, что он принял все меры заботливости и осмотрительности, которые требовались от него с учетом характера обязательства и условий оборота, что полностью соответствует норме п. 1 ст. 372 ГК.

Статья 14 ГК предусматривает, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законодательством или соответствующим законодательству договором не предусмотрено иное. На практике наиболее часто встречаются случаи, когда убытки причиняются кредитору в результате неправомерных действий должника. Однако нельзя упускать также возможность возникновения убытков и в результате действий самого кредитора. В свою очередь, если имеет место виновное поведение кредитора, целесообразно говорить об уменьшении размера ответственности должника, пропорциональном роли виновных действий (бездействия) кредитора в возникновении убытков.

Именно такое правило предусмотрено в ст. 375 ГК: если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, суд соответственно уменьшает размер ответственности должника. Кроме того, большое значение имеет норма ч. 2 п. 1 ст. 375 ГК, которая устанавливает право суда уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, либо не принял разумных мер к их уменьшению. Во-первых, исходя из вышеизложенной нормы при решении вопроса об уменьшении размера ответственности должника из-за виновных действий кредитора не имеет значения форма вины кредитора (умысел или неосторожность). Во-вторых, данная норма предусматривает, по сути, две формы виновного поведения кредитора, при наличии хотя бы одной из которых можно выносить на рассмотрение вопрос об уменьшении размера ответственности должника: содействие в увеличении размера убытков и непринятие мер к их уменьшению.

Нужно подчеркнуть, что внедоговорные отношения, в отличие от договорных, несут в себе ряд важных особенностей. В частности, они могут характеризоваться признаком внезапности возникновения, что предполагает отсутствие волеизъявления участников этих отношений (например, обязательства вследствие причинения вреда). Именно по причине наличия подобных особенностей эти отношения нуждаются в особом, на практике в некоторых случаях даже более строгом, правовом регулировании.

Отношения вследствие причинения вреда в литературе называют еще деликтными отношениями, так как в большинстве случаев в этих отношениях, как правило, имеет место деликт - правонарушение в виде причинения вреда.

Как уже отмечалось, некоторые обстоятельства (например, состояние крайней необходимости и необходимой обороны) являются основаниями освобождения от гражданско-правовой ответственности как в рамках договорных, так и внедоговорных отношений.

При исследовании общих норм об ответственности лиц за причинение вреда становится очевидно, что в таких отношениях ответственность может наступать как по общему гражданско-правовому правилу, то есть на началах вины, так и независимо от вины, то есть на началах риска. Пункт 2 ст. 933 ГК прямо предусматривает: "Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя".

Как уже было сказано, данные случаи подразумевают ответственность на началах вины. Однако в обязательствах вследствие причинения вреда присутствуют обстоятельства, при которых ответственность причинителя наступает на началах риска, то есть выступает в более строгой для него форме. Это во многом обусловлено характером деятельности, осуществляемой причинителем. Ярким примером таких обстоятельств является причинение вреда источником повышенной опасности.

Источниками повышенной опасности, согласно ГК, признаются транспортные средства, механизмы, электрическая энергия высокого напряжения, атомная энергия, взрывчатые вещества, строительная и связанная с ней деятельность и др. Пункт 1 ст. 948 ГК гласит: "Юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным п. 2 и 3 ст. 952 настоящего Кодекса". Рассмотрим данное положение более подробно.

Во-первых, в данной норме можно выделить два четко выраженных обстоятельства, являющихся прямыми основаниями для освобождения от ответственности: непреодолимая сила и умысел потерпевшего.

Что касается сущности обстоятельств непреодолимой силы и их правового значения, то этот вопрос был подробно раскрыт выше.

Умысел потерпевшего, в свою очередь, полностью освобождает причинителя вреда от ответственности за его причинение, что, с одной стороны, подтверждается п. 1 ст. 952 ГК, а с другой стороны, согласуется с общечеловеческой логикой: очевидно, что несправедливо требовать от причинителя возмещения вреда, причиненного потерпевшему по его собственной воле. Важно при этом помнить тем не менее, что действия по причинению такого вреда не должны носить аморальный характер.

Во-вторых, п. 2 и 3 ст. 952 ГК установлено, что помимо прямого умысла потерпевшего основанием освобождения причинителя вреда от ответственности по его возмещению в некоторых случаях может служить и неосторожная вина потерпевшего. В частности, в случае если имела место грубая неосторожность потерпевшего, содействовавшая возникновению вреда или его увеличению, размер ответственности причинителя должен быть уменьшен, а если в этих условиях вина причинителя отсутствует, то потерпевшему может быть и вовсе отказано в возмещении вреда. Следует, однако, помнить, что данные нормы не распространяются на обстоятельства по причинению вреда жизни или здоровью потерпевшего.

Кроме того, п. 3 ст. 952 ГК предоставляет право суду уменьшить размер ответственности причинителя и по основаниям особенностей его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред был причинен действиями, совершенными умышленно.

При рассмотрении обязательств из неосновательного обогащения в преломлении к вопросу об ответственности приобретателя заслуживает особого внимания п. 2 ст. 973 ГК, устанавливающий критерии ответственности приобретателя за ухудшение или уничтожение неосновательно приобретенного или сбереженного имущества по принципу осведомленности приобретателя о неосновательности обогащения, ибо до того момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения, он отвечает лишь за умысел и грубую неосторожность, повлекшие ухудшение или уничтожение вышеназванного имущества. Иными словами, в таком случае его ответственность наступает на началах вины. В противном случае если ухудшение или уничтожение имущества произошли после того, как приобретатель узнал о неосновательности обогащения, то в таких случаях он отвечает на началах риска, ибо даже при всяком случайном ухудшении или уничтожении неосновательно приобретенного или сбереженного имущества он все равно будет нести за это ответственность.

Кроме того, ст. 978 ГК содержит перечень предметов, входящих в категорию неосновательного обогащения, не подлежащих возврату:
- имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;
- имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока давности;
- заработная плата и приравненные в ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, суммы по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;
- денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

 

Материал подготовлен с использованием правовых актов
по состоянию на 25 января 2007г.

 

В.С.КАМЕНКОВ,
Председатель Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь,
доктор юридических наук, профессор,
заслуженный юрист Республики Беларусь,
председатель Белорусского республиканского союза юристов

А.В.КАМЕНКОВ,
студент 5-го курса
юридического факультета
Белорусского государственного университета


Дата: 19.11.2008




Специалисты:

    30 дней |  Рейтинг |  Онлайн



1. Сергей Иванович: бесплатно и по телефону
307 ответов
3299 благодарностей
Входит в Top10 самых активных консультантов
2. Ладыга Иван Антонович
186 ответов
1321 благодарностей
3. Дмитрий
143 ответов
951 благодарностей
Входит в Top10 самых активных консультантов
4. Адвокат Марчук Кристина (29) 395-55-38
142 ответов
569 благодарностей
5. Юрист
90 ответов
36 благодарностей
6. Адвокат Сущенок (29) 319-50-11
64 ответов
197 благодарностей
7. Инна Богданова
63 ответов
51 благодарностей
8. просто адвокат
42 ответов
437 благодарностей
Есть лицензия на оказание юридических услуг
9. Юристы vk.com/rsolution
31 ответов
134 благодарностей
10. Адвокат Демидовец Алексей Васильевич
23 ответов
21 благодарностей
 
Все юристы (1024)






Вопросы, на которые поступил ответ:

288620Криганчук Н...18.10.18 в 22:41
288622Камейша ната...18.10.18 в 22:40
288617Жигалов Генн...18.10.18 в 22:03
288611Дмитрий Дмит...18.10.18 в 21:52
288612Курганская Ю...18.10.18 в 21:05
288598Ольга18.10.18 в 21:00
288615Милейко Юлия18.10.18 в 19:56
288593Минск18.10.18 в 19:07
288266Влад18.10.18 в 17:39
288595Соболь Максим18.10.18 в 17:37












AtStar.by - хостинг и разработка сайтов
© 2006-2016 Юридическая Консультация PravoBy.com
Юристы, адвокаты, юридические услуги
Написать письмо     Партнеры     Регламент Консультации     Размещение рекламы